«Не говори своему другу того, чего не должен знать твой враг»


Теперь это чудо будет жить тут.




URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:52 

Мысли... Вроде бы давно было, а как сейчас...

Другом не зови ни труса, ни лжеца
Бред какой-то… Кто я? Зачем я живу? Я схожу с ума? Или уже сошел? Я не знаю. Запутался в собственных мыслях и эмоциях. С ужасом для себя понимаю, что не могу контролировать собственное поведение. Доходит до того, что бросаюсь на людей, не в силах себя. Скажете, что это распущенность? Нет, вряд ли. Мои и без того слабые нервы не выдерживают всего давления извне. Очень часто случаются нервные срывы. Хроническая депрессия обострилась и сопровождается апатией. И теперь я уже не могу отдавать отчет в своих действиях. «Псих», - скажете вы. Да, может. Я не могу отрицать данного факта. Не хочу жаловаться. Не люблю. Но то, что я сейчас пишу вы можете посчитать за мои жалобы. Нет. Нет. Я пишу просто, потому что это единственный способ хоть как-то высказаться. Иначе будет еще хуже. Можете не читать дальше, если считаете, что я плачусь на свои проблемы. Я не заставляю и не навязываю свое мнение. Просто хочется все же понимание, которого я, видимо, не дождусь. Что ж поделать. Я не железный и не могу все держать в себе. Не могу все время помогать другим. Рано или поздно мои силы закончатся. И я вновь услышу обвинения, что я не понимаю человека. Но, когда я буду не в состоянии, как мне говорят «Помочь себе самому», то ко мне вряд ли кто придет. Даже если попрошу помощи. Пообещать – пообещают, но не придут, увы. Не надо обижаться. Ведь это правда. Не хочу вспоминать данные случаи. Противно и больно. Да и не за чем. Даже если такое и случается, то все равно этих людей я буду считать своими друзьями. Ну, вот, может кто-то обидится на мои слова. Зачем? Это глупо. Не обижайтесь…
«Ты слишком пассивен!», - говорят многие, - «ты сам специально делаешь себя таким!»
НЕТ. Нет и еще раз НЕТ! Я уже устал повторять одно и то же. Я бы рад не быть таким, да не могу. Может это болезнь, может что похуже. Я не знаю и не хочу знать. Надоело уже. Объясняя всем, что я и кто я, лишь получаю критичные и едкие замечания. Мне надоело.
«Относись к человеку так, как хочешь, чтобы относились к тебе», - гласит народная мудрость. Но, увы, я могу оспорить данное утверждение. Такое получается не всегда. И довольно-таки редко. Такова жизнь. У меня больше нет сил сопротивляться. Да и к чему? Зачем? Хватит, я устал. В голове крутится мысль о самоубийстве. Рано еще… Может я никому и не нужен, но вдруг понадоблюсь. Даже просто так. Ради какой-нибудь мелочи. Я не могу отказать. Хорошо или плохо это, я не знаю. Просто не могу. Пусть мне и отказывают, порой слишком часто, но я не могу…
Вот зачем я пишу все это? Нарываюсь на жалость? Честно говоря, мне все равно. Пусть жалость. Пусть будет так. Тяжело существовать так. Даже жалость кажется пониманием. Хотя это не так. Но хоть жалость…
Надоело. Счастливым мне никогда не стать. И не надо мне говорить, что «Мы сами делаем свою жизнь, свое счастье» и т.п. Наслушался подобных речей уже донельзя. Я так не считаю. Один человек не сможет выжить. Он просто задохнется. Умрет.
Кажется, что вокруг меня полно людей. Есть друзья. Но почему я не чувствую этого? Все только и знают, что обвинять меня в ошибках и неудачах. Просишь помочь, то либо фыркают, либо деликатно отказывают. Ну, почему? Я не понимаю…
Перестал чувствовать людей. Почти совсем. Силы на исходе. Нервы не железные и психика тоже. Мне теперь самому нужна помощь. Только откуда ее ждать? Я не знаю… Ее не будет, как никогда и не было. Да и зачем связываться с идиотом, скажете вы. И так изо дня в день. Из года в год. Трудно существовать. Никому не пожелаю такого. Я не драматизирую. Это реально так. Это реально я. Да, я такой. Лечиться? Как? На что? Да и кому это надо… Но это уже другая тема…
Идти мне некуда и не к кому. Меня никто нигде не ждет. Почему? Потому что считают придурком. Но… Хотя к чему что-то доказывать. Вашего мнения я не смогу изменить.
Приходится уже мириться со всем происходящими, принимать данное, как должное, ибо на сопротивление миру сил уже нет. Я один не выживу. Но надо жить до тех пор, пока меня не «убьет» общество. И почему-то мне кажется, что это случится скорее рано, чем поздно… Это лично мое мнение. Я, конечно могу ошибаться, но чувствую я именно это…

@музыка: Мрачная

@настроение: Еще мрачнее

22:20 

Устал...

Другом не зови ни труса, ни лжеца
Устал... Хочется уехать куда подальше и надолго. Но перед этим отключить все телефоны. Просто исчезнуть. Для всех. Надоело. Все надоело. Ничего не хочу. Ни жить ни умирать. Ничего. За последний месяц нервы всегда на пределе. А они не железные. Устают и устали. Даже сейчас. Мысли в хаотичном порядке разбросаны в голове. Не могу ни на чем сосредоточиться и понять что хочу. Так и с ума сойти не долго. Хотя кто знает. Может я уже сошел. Апатии, депрессии, срывы. На меня орут и срываются, я не выдерживаю. В итоге виноват. Запутался. Что делать и куда идти тоже понятия не имею. Но человек ведь такое существо, которое ко всему привыкает. Даже к виселице. Подергается, подергается, да привыкнет... Вот и скоро привыкну и как раньше смирюсь со всем и буду существовать дальше... Ничего не зная и не понимая. Скажите, что я сам виноват, вгоняю себя в такое состояние и тому подобное? Да пожалуйста. Говорите. Надоело слушать уже о том кто я и куда мне следует идти и что делать. Я сам знаю. в наше время не осталось ни одного нормального психолога. Всем нужны деньги. За деньги помогут. А так фиг вам. И как это понять? Молчу, молчу. Только не орите. Сам знаю кто я. Это мое мнение и не надо мне свое навязывать. Да. Я, наверное, идиот, который слишком долбанутый и пафосный, и к тому же не понимающий и не желающий понять вас. А оно надо после того как вы меня "понимаете"? Противно. Противно находиться в обществе. А точнее в толпе. Стаде. Как угодно назовите, смысл один. Всем нужна выгода, деньги, собственные проблемы и собственное "Я" на первом месте. Оно, конечно, понятно. Себя то любим больше всего на свете. А как только просишь о помощи, слышишь в ответ стандартные фразы: "У меня нет времени", "Я занят", "Давай потом","Давай в другой раз, не до тебя сейчас, у меня и так своих проблем много","Ой, я так устал(а) давай завтра"(и это завтра продолжается до бесконечности).
...
...
...
Устал. Нет мыслей...

@музыка: Грустная

@настроение: Пустота...

22:03 

хз

Другом не зови ни труса, ни лжеца
Бля, я наверное из каменного века :crzdance: ничего не понимаю на сайте...кто объяснит буду очень благодарен...пока умею только писать заметки эти и все :-D

@музыка: никакой

@настроение: странное

21:17 

lock Доступ к записи ограничен

Другом не зови ни труса, ни лжеца
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:17 

lock Доступ к записи ограничен

Другом не зови ни труса, ни лжеца
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:18 

lock Доступ к записи ограничен

Другом не зови ни труса, ни лжеца
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:19 

lock Доступ к записи ограничен

Другом не зови ни труса, ни лжеца
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:20 

lock Доступ к записи ограничен

Другом не зови ни труса, ни лжеца
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:21 

lock Доступ к записи ограничен

Другом не зови ни труса, ни лжеца
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:21 

lock Доступ к записи ограничен

Другом не зови ни труса, ни лжеца
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:22 

lock Доступ к записи ограничен

Другом не зови ни труса, ни лжеца
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:23 

lock Доступ к записи ограничен

Другом не зови ни труса, ни лжеца
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:24 

lock Доступ к записи ограничен

Другом не зови ни труса, ни лжеца
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:26 

Жесть!

Другом не зови ни труса, ни лжеца
Все же выложил 10 штук отрывков моего бреда...:crazb: гыгы)))))) читать можно в любом порядке в принципе) это отрывки одного рассказа...:crzdance:

01:20 

lock Доступ к записи ограничен

Другом не зови ни труса, ни лжеца
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:22 

бред 12, собственно, наверное, начало как бы...или я хз

Другом не зови ни труса, ни лжеца
В комнате довольно темно и прохладно, не смотря на стоящую на улице жару. Два парня сидели чуть не в разных углах помещения, один из них докуривал уже четвертую сигарету, второй с безразличным видом крутил в руках зажигалку.
- Саша, пожалуйста… Пожалуйста, если я не сдам эту сессию, меня выгонят из университета. Помоги, прошу тебя, - уже умолял Миша.
- Я не виноват, что ты не делал ничего весь год, - отозвался тот.
- Пожалуйста… - Долгая затяжка и молчание. Миша потерял всякую надежду на чью-либо помощь. Отсутствующим взглядом он смотрел на друга, - Саш… - Снова молчание. Парень опустил голову. Длинные спутанные волосы закрыли лицо.
- Миш, учиться надо было. Мне надоело уже вытаскивать тебя на экзаменах, - бросил Саша, поднимаясь со своего места, - у тебя есть еще две недели. Учи.
- У меня материала нету… - тихо отозвался Миша, - затушив сигарету.
- Ну… Я тебе что? Ищи. Честное слово надоело уже. Учиться надо было, - Саша вышел, едва удержавшись от того, чтобы не хлопнуть дверью.
«И куда потом?» - пронеслось в голове Миши. В этом городе у него не было никого. Родственники в прямом смысле слова отказались от него. Возвращаться домой было равносильно самоубийству. Парень с трудом встал. Все-таки не хотел еще сдаваться. Следовало найти материал по всем темам. Вопрос – у кого?...
* * *
Месяц спустя…
- Его все же отчислили? – Спросила Вика.
- Да… - Протянула Лена, - зря мы тогда вредничали все… - Она подкурила сигарету.
- Эх… Уже поздно кого-то обвинять. Где Саша-то?
- Не знаю. Я видела его утром. Он по-моему собирается свалить из общаги.
- А куда? Только на лето? Или совсем? – Удивилась Лена.
- Не знаю, - ответила Лена, затягиваясь.
- А Мишка куда?
- Понятия не имею. Домой наверное…
- А…Я тоже… А ты куда на лето?
- Да пока не знаю. Наверное поеду куда-нибудь…
- Ясно… - Вика подняла голову, разглядывая небо.
* * *
Надо было срочно искать работу, но ничего стоящего не было. Миша был уже согласен на все. На любую работу. Медленно шел по пустой улице. Было ужасно душно. Надежда умирала с каждым днем. В общежитии держать его больше не собирались. Нужно уходить… Только куда? Проходя мимо одного из ночных клубов, бросил взгляд на объявление «Требуются работники». Как только он вошел, его оглушила музыка. Кое-как пробравшись мимо людей, наконец нашел хозяина этого заведения.
- Ну, и что ты умеешь? – Бросил тот.
- А что нужно уметь? Я ищу любую работу и желательно и жильем на первое время, - ответил Миша.
- Да ты я посмотрю не из робких. Ты хоть знаешь с кем говоришь? – Ухмыльнулся мужчина.
- Нет, - покачал головой парень, окидывая взглядом собеседника, который был почти двухметрового роста, с собранными в хвост волосами, проколотой бровью и ухом.
- Хорлин Олег Григорьевич. Владелец этого и еще многих клубов. Не каждый осмелится дерзить мне.
- Я не дерзил вам, - Ответил парень, - я всего лишь ищу работу.
- Что ж… А ты ничего… Я охотно возьму тебя… Что ты умеешь?
Миша несколько секунд молчал, соображая, как тактичнее будет сказать, что ничего не умеет. Потом все же ответил:
- Семь лет музыкального образования и три года вокала. Больше ничего.
- Хм… Говоришь петь умеешь… Что ж… Будешь петь, но, мальчик мой, сам понимаешь, что клиенты, дело такое… А мальчиков катастрофически не хватает. Я дам тебе жилье. Тем более ты мне нравишься. Будешь работать на меня. Получать будешь достаточно.
Миша кивнул почти обреченно. Больше ничего не оставалось. Да и терять было нечего. Все что мог он уже потерял. В голове было пусто. Мыслей не было. Парень не сразу понял, что его обнимают сзади за плечи. Миша резко обернулся, вздрогнув от неожиданности. Хозяин клуба тихо рассмеялся, чуть сильнее прижав того к себе.
- Тебе не нравится? – Ехидно усмехнулся он.
- Не…нет…просто…испугался…задумался… - Протянул Миша, - пытаясь выкинуть из головы прошлые события, - отпустите меня.
- Да ты я вижу с характером… - Мужчина сильнее прижал его к себе.
- Уберите руки, - парень стал вырываться, - я не записывался в ваши шлюхи!
Хорлин был в легком шоке, он не выпустил парня.
- Еще никто не осмеливался так нагло себя вести со мной, - удержать Мишу было проще простого.
- Мне больно, - произнес парень. Он уже перестал сопротивляться. Теперь просто стоял, почти облокотившись на стоящего сзади хозяина клуба.
- Как твое имя? – спросил тот.
- Миша, - парень опустил голову, - что вам надо?
- Тебя, - отозвался мужчина, - а тебе нужны деньги. По-моему все просто.
- Я не хочу! Отпустите! – Миша снова стал вырываться.
- А я хочу, - хозяин резко развернул его лицом к себе, крепко держа за плечи, - я, кажется, нашел тебе нужное применение…
- Я вам не вещь! Отпустите!
- Хм… Ты сам знал на что шел. Поверь, в твоей ситуации – это единственный выход. Я не хочу отдавать тебя в общую, так сказать, кучу девочек и мальчиков. Повторяю еще раз: Будешь работать на меня и получать столько сколько захочешь. В противном случае пожалеешь, что родился, - глаза мужчины сверкнули.
- Я уже пожалел, - почти прошептал Миша, взглянув тому в лицо.
«Могло быть и хуже», - пронеслось в голове.
- От чего же? – неожиданно спросил хозяин.
- Я потерял все что можно и нельзя. Так что…
***
- Тебе предлагаются довольно большие деньги. Не ломайся. Только скажи да.
***
- Так, Миша, хватит. Перестань. Поедешь ко мне, - сказал Олег Григорьевич, встряхивая парня за плечи, - слышишь меня? Перестань плакать!
- Х-хорошо, - всхлипывал тот, пытаясь успокоиться, что давалось ему с большим трудом.
- Пошли. Вставай давай, - хозяин подтолкнул его и потащил к выходу из клуба.
Всю дорогу Миша не сказал ни слова. Молча шел сзади. Бежать уже не пытался. Некуда, да и зачем?
***
- Тебе плохо не станет? Сколько ты уже выпил? – Хозяин отобрал у Миши почти пустую бутылку коньяка.
Тот покачал головой, потянувшись за сигаретами.
- Хватит, иди сюда, - мужчина притянул парня к себе, слегка прижав к себе.
Миша не сопротивлялся. Молча уткнулся лицом в грудь хозяина клуба, закрыв глаза. Тот провел рукой по спутанным волосам парня, заставляя откинуть голову назад. Миша приоткрыл глаза, взглянув на мужчину.
- У тебя красивые глаза, - почти прошептал хозяин, вытирая текущие слезы по щекам Миши, - не плачь. Я помогу тебе. Найду тебе работу. И в университет ты поступишь заново.
- С-спасибо вам… - парень снова закрыл глаза.
- Не надо на «вы». Я не на много старше тебя. Мне даже тридцати нет. Все клубы мне от отца достались два года назад, а вместе с ними и авторитет, - Хорлин усмехнулся, - ты так убиваешься только из-за учебы?
- Нет, - покачал головой Миша.
Хозяин не стал расспрашивать про его прошлое, не желая делать парню еще хуже, чем есть. Он догадывался, что случилось что-то плохое, ужасное.

01:34 

бред 13, старый совместный рассказ...не закончен...

Другом не зови ни труса, ни лжеца
Дождь забивал в распахнутое окно. Однако после многодневной жары он являл собой благословение.
Распахнув ставни настежь, Слип наслаждался прохладным влажным воздухом, заполнившим комнату.
Однако приходилось то и дело посматривать на часы, ожидая звонка Михаэля - тот вот-вот должен был вернуться из поездки, а в такой ливень уж лучше встретить его с зонтом...

Поезд опаздывал, Михаэль сидел, совершено убитый. Простуда не давала покоя, голос не восстанавливался, что вгоняло в еще большую депрессию. Вдруг не восстановится? Что делать тогда? Он тупо крутил в руках телефон, раздумывая звонить или нет...

В итоге телефон зазвонил сам - настойчиво, почти пронзительно, привычной мелодией, оповещавшей о звонке Мари.
На том конце условного "провода" композитор-аранжировщик группы "Отто Дикс" не находил себе места от беспокойства, уже готовый сорваться и выехать в любую указанную Драу точку, если что-то случилось.
- Ты в порядке? - Его голос хрипло пробивался сквозь помехи, полный тревоги за Михаэля.
-Да... – Хрипло отозвался тот, - поезд опаздывает. Мало того, что я заболел, так еще и голос потерял.
- Не волнуйся, - голос Слипа остался всё таким же ровным, но в глазах плескалась неприкрытая тревога, к чему её скрывать при телефонном звонке? Трубка чуть дрогнула, едва не выпав из крепко сжатых пальцев, - когда вернёмся домой, я тебя вылечу, - сказал он, - я встречу тебя с поезда. Как раз успею.
-Хорошо. Я буду приблизительно через час, - Михаэль закашлялся, - прости.
- Не извиняйся, - связь не выдержала и разорвалась, когда поезд въехал в последний тоннель на пути к залитому холодным осенним дождём Питеру.
Мари выскочил из квартиры, сжимая в руке широкий чёрный зонт и одновременно застёгивая плащ. В эту погоду он как раз успеет добраться до вокзала.

Драу кинул телефон в рюкзак, несколько минут сидел с отсутствующим видом, потом начал медленно собираться, благо вещей было не так много. Голова раскалывалась. Кажется температура...
«Черт...И надо мне было в этой Москве...Чертов контракт...» - Пронеслось в голове Драу.
Спустя пол часа поезд уже подъезжал к вокзалу. Дождь пошел еще сильнее. Михаэль взглянул в окно с мыслью «Кошмар».

Мари уже стоял на перроне, раскрыв зонт и вглядываясь до боли в глазах в номера вагонов, полускрытые темнотой и дождём. Наконец отыскав необходимый ему пятый, успел подойти как раз вовремя, чтобы успеть отдать зонт бледному, словно похудевшему ещё сильнее Михаэлю, принять у него вещи и повлечь его прочь от поезда, следя, чтобы тот не вымок.
Дорога до дома - долгие тридцать минут в душном, чуть пахнущем бензином такси - сил ждать автобус уже не было. Драу сидит рядом и его почти что трясёт. Температура? Хотелось ругаться в голос, но Слип сдерживался, просто считая минуты до дома - до возможности хоть чем-то помочь.

Михаэль сидел молча, уставившись в одну точку, чувствовал, что Мари сердится. Почему? понять не мог. Он тихо вздохнул, закрыл глаза, опустил голову, закрыв лицо руками. До дома оставалось совсем чуть-чуть.
Перед выходом из машины Мари снова раскрывает зонт и просит Драу подняться первым, открыть дверь, а сам расплачивается с водителем и забирает вещи.
Зайдя в квартиру, вымерзшую за, его отсутствие, Слип бросается закрывать окно и включает обогреватель, сдёргивая с Михаэля всё же промокшую куртку и заворачивая его в лежавший на кровати плед. Драу вообще никак не отреагировал на его действия. Кое-как дошел, даже скорее дополз до гостиной, буквально свалившись на диван.
Метнуться на кухню - приготовить чашку тёплого чая с мятой, отдать Драу, перетащить вещи из коридора в угол гостиной и сесть рядом со смотрящим в никуда другом, не зная, что ещё сделать. Слова никак не хотели произноситься.
Спустя пятнадцать минут Михаэль заговорил первым.
-Я подписал контракт, через две недели можно ехать записываться. Также через два месяца концерт, - голос совсем охрипший, - только как я не представляю.
- Прожили бы мы и без этого контракта, - пробормотал клавишник себе под нос, но всё же ласково улыбнулся, глядя на растрёпанного, расстроенного Михаэля, - ты молодец. И конечно успеешь поправиться. А сейчас - пей чай, - он ещё раз поправил плед на Драу, поражаясь, как можно столь сильно похудеть за несколько дней.
-Мари, разве ты не понимаешь, что такое этот контракт? - он все таки услышал возмущение Слипа. Руки сильно дрожали, кружку удержать было почти невозможно.
- Конечно, понимаю, - Мари осторожно забрал чашку из рук Драу, продолжая пристально смотреть ему в глаза, - но мне больно смотреть, когда ты доводишь себя до такого истощения. Совершенно о себе не заботишься... - это было произнесено каким-то словно севшим голосом, полным печали.
Михаэль опустил взгляд, промолчал, так и не найдя, что ответить, потом виновато посмотрел на Слипа, но все так же молчал.
Казалось, воздух в комнате не нагрелся ни на градус, так что Слип поставил чашку уже остывшего чая на стол и приобнял Михаэля за плечи, поверх пледа, согревая.
- Тебе надо отдохнуть, - тихо произнёс он, - лучше засыпай...
-Я не хочу спать. И, во-вторых, дел много еще. Я совершенно ничего не успеваю.
- Что ты не успеваешь в час ночи? - скептически произнёс Слип, не слушая возражений, - если ты сейчас скажешь, что тебе ехать через десять минут на встречу, я тебя просто туда не пущу, - это было сказано со всей решительностью и серьёзностью, на которые Мари был способен.
-Мне книгу писать, закончить пару песен… И вообще…
- Не сегодня, - как можно серьёзней. Потому что тревога всё ещё переполняет сердце, - да и что ты будешь писать с такой температурой? - рука клавишника коснулась лба Михаэля, - NC-17, не меньше. Не пропустят в печать, а ты снова будешь ругаться...
-Пропустят...Если не сегодня, то когда? Я и так задерживаю публикацию.
- Когда? - вот именно... - тяжело вздохнул Мари, - но, как бы там ни было, сегодня ты будешь спать.
Обняв Михаэля чуть покрепче, Слип осторожно опрокинул его на диван, продолжая удерживать, надеясь, что тот согреется, и всё же заснёт.
Драу лег, совершенно не сопротивляясь, голова немилосердно болела.
- Засыпай, - тихо и как можно более ласково прошептал Слип, продолжая обнимать Михаэля.
- Голова болит, - едва слышно прошептал тот.
Мари поднялся, стараясь не потревожить Драу, и сходил за аптечкой и стаканом воды. Протянул Михаэлю таблетки и воду.
- Пей.
-что? - Драу не сразу понял, что от него хотят, потом, попытавшись встать, снова упал. С третьей попытки ему все же удалось подняться.
Выпил таблетки, но потом несколько минут сидел, совершенно не понимая, где он и что происходит.
- Лежи, - поспешно произнёс Мари, сбегав в спальню за подушкой и положив её на диван, под голову Михаэля, - не уснёшь, ладно, но хоть просто полежи, отдохни.
Ему было бесконечно больно видеть Драу таким. И самым мерзким было то, что он, Слип, ничего не мог здесь поделать...
Михаэль лежал молча, говорить было больно. В голове вертелись мысли, каждая из которых была мрачнее предыдущей. Он прикрыл глаза.
Не выдерживает мрачной атмосферы и ложится рядом - на самом краю дивана, обнимая осторожно, словно Драу был хрупче хрусталя, пытаясь просто согреть, поделиться своим теплом. Хотелось говорить - что угодно, лишь бы только не было этой давящей тишины, которая действовала на нервы. Михаэль уткнулся в его плечо, но по-прежнему молчал.
Чуть пошевелившись, Слип осторожно погладил его по растрепанным волосам, то ли утешая, то ли просто показывая, что он рядом. Даже сквозь одежду чувствовалось, насколько у Драу поднялась температура, и это сильно тревожило Мари.
"Если к утру не спадёт, вызову врача", - решил он, продолжая обнимать Михаэля, который лежал тихо, не шевелясь, а глаза по-прежнему закрыты. Он чувствует, что кто-то обнимает его, но мысли путаются, понять что-либо невозможно.
Но, все же найдя в себе силы, Драу приоткрыл глаза, затуманенным взглядом посмотрел на Мари, ничего не сказал. Получалось только беззвучно шевелить губами.
Придвинувшись ближе, Слип пытается разобрать почти беззвучный шёпот, теряясь в тёмных глазах Михаэля. Невнятно проговорив что-то, Драу вновь закрыл глаза, его мелко трясло, было холодно. Он сильнее прижался к Мари.
Дотянувшись до съехавшего пледа, Слип укутал им Михаэля, обнимая покрепче, чувствуя, как быстро бьётся его сердце. Может, стоит звонить врачу сейчас? И кто приедет в два часа ночи?
Остаётся ждать до утра...
Не зная, чем может помочь Драу (он точно знал - в аптечке нет жаропонижающего), Слип просто продолжал обнимать его, ласково поглаживая рукой по спине, словно успокаивая, пытаясь забрать его боль, какой бы она ни была, себе.
Михаэль засыпает, но сильный жар дает о себе знать. Он просыпался буквально через каждые пол часа.
Мари не смыкает глаз всю ночь, лишь изредка проваливаясь в дрёму, которая не приносит отдыха, мгновенно возвращаясь в реальность, как только чувствует хоть малейшее изменение в состоянии Михаэля, хоть малейшее движение. Он не признаётся даже самому себе, насколько боится за Драу.
-Мари... - очень тихо произнес Михаэль. Голос казался каким-то чужим. А дальше молчание. Больше ни слова и ни звука.
- Что? - Слип пристально, обеспокоено смотрит в лицо Драу. Потом - на часы. Уже почти семь, - Может, вызвать врача? Как ты?
Даже без этих вопросов он чувствует, что если жар и спал, то незначительно, но, если не спросить, Михаэль обидится.
Драу молчал. Кажется, потерял сознание.
- Чёрт! - Мари нащупывает в кармане джинсов телефон, быстро набирая номер скорой. Несколько сигналов, а потом - быстро продиктовать адрес.
И - долгие минуты ожидания. Почти полчаса, пока Слип практически держит Михаэля на руках, проклиная всех и вся. Не могут быть в это время такие пробки!
Наконец - судорожная трель дверного звонка. Суетящиеся врачи. Мари пытается объяснить, что случилось, но может сказать только то, что очевидно - просквозило, вымок под дождём, замёрз.
Молоденькая медсестра едва что не кроет его матом, объясняя, какой он идиот, что ждал столько времени.
К счастью - просто бронхит, пусть и вылившийся в подобное состояние. Класть в больницу не требуется, только - никуда не пускать. Не выхолаживать помещение. И лечить. Две недели - минимум.
Мари искренне рад, что Драу этого не слышит...
Выслушав последние указания врачей, Слип на несколько минут выбегает из дома - под продолжающим идти дождём - до ближайшей аптеки - за лекарствами. Потом возвращается в квартиру и на максимум выкручивает регулятор обогревателя. Крепко запирает окно, оставив лишь форточку на кухне и убедившись, что сквозняка нет.
Сверившись с рецептом, оставленным врачом, всё же умудряется напоить Михаэля лекарством. Теперь остаётся только укутать его потеплее и ждать. И эти несколько часов покажутся ему адом.
Завернув всё ещё бессознательного Драу во второе одеяло, Слип садится на самый край дивана и долго, неотрывно смотрит в его бледное лицо, думая, что, если бы верил хоть в кого-то, давно бы уже истово молился...
К счастью Мари, Драу и вправду его не слышал, находившись все еще без сознания, а может просто спал. но в любом случае, случившееся, явно не в его пользу, сильно потрясет его, если не сказать большего. Но в данный момент это мало волновало, скорей его ничего не волновало...Мыслей не было, только давящая пустота. Хотелось встать, проснуться, но словно что-то держало, не давало никак очнуться.
Почувствовав, что Михаэль пошевелился, Мари пристально вглядывается в его лицо, пытаясь определить состояние Драу. Температура чуть спала, но до стабильного состояния ещё очень долго.
Михаэль еле-еле открыл глаза, и первым вопросом было «где я?». Он пытается встать, но голова сильно кружилась, попытка прошла безуспешно, Драу снова свалился. После еще нескольких попыток встать, он оставил это бессмысленное занятие. Теперь просто лежал, прикрыв глаза.
По крайней мере, теперь он был в сознании - это уже обнадёживало. Решив пока не говорить о "сроке заключения", Мари чуть улыбнулся ободряюще.
- Ты как? Пить хочешь? - на столе рядом с диваном стоял заранее принесённый стакан чуть тёплой воды.
-Нет... Спасибо... – Ответил Михаэль. Говорить нормально не получалось, и он с ужасом для себя осознавал, что это не просто простуда, что голос может просто-напросто не восстановиться, -Мари, что со мной? - В глазах Драу читался страх, смешанный с какой-то слабой немой надеждой, что «приговор» не окажется столь суровым.
Тяжело вздохнув, Мари попытался собраться с мыслями, чтобы сказать как можно мягче, но получилось - просто произнести:
- У тебя бронхит.
Не приговор, не кара. Излечимо. Осталось только доказать это Михаэлю...И, желательно, держать при этом покрепче...
-Что?! - Тот, не смотря на сильную головную боль, резко встал, почти выкрикнув, тут же закашлявшись. В голове крутились и путались разные мысли, от которых закружилась голова. Тупо смотрел на Мари невидящим взглядом, не произнося ни слова. Он просто не знал, что говорить. Эти три слова казались ему страшнее всего в мире.
Слип поднялся следом, готовый остановить любое опасное для Драу действие.
- Если будешь кричать - сделаешь хуже, - в такие моменты Михаэля мог привести в себя только ровный, спокойный голос.
Но на всякий случай - осторожно удержать руками за плечи, пристально заглядывая в испугано-растеряные глаза. Сейчас - просто быть рядом. Успокоить. Помочь.
Не поседеть.
Драу растерянно и испуганно смотрел на Мари, не в силах выговорить ни слова, потом медленно закрыл глаза, уткнувшись в его плечо. Мыслей никаких уже не было все ясно и так.
Крепко обняв Михаэля, Слип осторожно садится на диван, усаживая того рядом, обнимая покрепче, гладя по растрепавшимся волосам.
- Всё будет хорошо, - шепчет он чуть слышно, - немного подождать - и ты поправишься. Снова будешь петь...
- А вдруг нет? – Испуганный голос дрогнул, и от этой мысли стало нехорошо, - запись через две недели... - смотрит в одну точку. Драу просто не хотел верить в случившееся. И
через несколько минут спросил:
- На сколько серьезно?
Тяжело. Ой, как тяжело будет.
- Если не будешь лишний раз рисковать здоровьем, то пройдёт без осложнений. Потому - пока сидишь дома.
Михаэль - не ребёнок, и Мари прекрасно это понимает. Однако сейчас он не видит другого выхода.
-Что? - не сразу понял тот, но потом сказал, -да, да, понимаю, но...Я не смогу постоянно сидеть в четырёх стенах...я просто сойду с ума... - Вздохнул, опустил голову так, что волосы закрыли лицо, - я не верю... Не верю...
- Я буду с тобой... - чёрт, да он готов был сейчас звезду с неба пообещать, лишь бы не видеть надломленного отчаяния в этих глазах.
- Спасибо... - Все так же тихо, не поднимая головы, говорил Драу, - во всяком случае, я сам виноват... - поднял голову, - ты был прав, мне не стоило ехать, - опустил грустный и обреченный взгляд, снова вздохнул.
Покачав головой, Мари осторожно обнял Михаэля, просто не зная, что сказать. Сожалеть поздно, убиваться рано, бороться самое время. А слова не выходят, не вяжутся.
Остаётся только снова уложить Драу на диван и как следует укутать одеялом, который положил голову на плечо Слипа.
- Сейчас день? - спросил Михаэль, спустя некоторое время, - или утро? Или вообще что? Такое ощущение, что я во сне… В кошмаре, который никак не кончится... – Шептал Драу. Горло болело, поэтому приходилось говорить все тише и тише. Нервный шок начал понемногу проходить и теперь Михаэль ясно понял, что случилось и с еще большим ужасом, который отражался на его лице, осознал, что просто не успеет к сроку выздороветь как бы ни старался. И еще нужны постоянные репетиции, а сейчас, в его ситуации, это просто нереально!
- Утро, - подтвердил Мари, украдкой вздохнув, - половина десятого. И это, к сожалению, не сон.
"Хотя как бы хотелось..." - подумал он молча.
- Угу...-отозвался Драу. «И что теперь делать?» - Пронеслось в голове.
- Что ты делать будешь? - Он поднял голову, - я удерживаю тебя, да? Почему ты вздыхаешь?
- Я думаю, как тебе помочь, - абсолютно серьёзно произнёс Слип, даже немного обидевшись на друга (хотя и понимал, что не стоит), - и - как тебе поскорей выздороветь.
-Обидел? Прости, не хотел... Только у меня о другом мысли... Что дальше делать? Не разрывать же контракт? А переносить они вряд ли согласятся… И концерт еще... Хоть и не скоро, но все же... - Растеряно смотрит куда-то в сторону.
- Не разрывать, конечно, - "вот оно, решение! И Михаэль не будет нервничать..." - поверь, ты успеешь поправиться до концерта.
Мари на несколько минут выходит в другую комнату, слышно, как он говорит по телефону.
Сперва ровный, к середине разговора его голос срывается на слегка раздражённый, а к концу он ледяным тоном кроет кого-то матом, после чего возвращается с известием:
- Они согласились перенести запись на конец следующего месяца - после концерта.
Обалдевший Драу удивленно уставился на него. Убрал с лица волосы, и несколько секунд только хлопает широко раскрытыми глазами.
- Как? Как тебе удалось? - С трудом встает, подходит к Слипу, - ты серьезно? -Смотрит ему в глаза.
- Абсолютно серьёзно, - тот широко улыбается, надеясь, что Михаэль и правда не слышал, ЧТО именно сказал он по телефону. Потому что очень не любил ругаться. Особенно - ругаться с начальством. Особенно - матом.
Драу улыбнулся. Стоять было тяжело, но все же он кое-как держался на ногах.
- Что ты сделал? - в глазах читалось удивление, - как?
- Ну... - он на секунду замялся, хитро улыбнувшись, - я поговорил с ними по душам...
- Ого, как… - протянул Михаэль, вновь садясь.

Спустя несколько часов, Драу окончательно пришел в себя. Температура упала на много, но еще была выше нормы. Михаэль сидел все еще в гостиной с КПК и что-то быстро писал. На коленях сидела одна из его морских свинок.
Слип, скрывая то и дело мелькавшую на губах улыбку, сидел за столом, работая на ноутбуке, то и дело поглядывал на Драу. Было видно, что тому лучше, а это несказанно радовало.
Спустя пол часа Михаэль оторвался от КПК, отложив его в сторону. Свинке надоело сидеть на одном месте, и она начала «ползать». Драу взял ее на руки и, наблюдая за мари, задумчиво гладил животное.
- Ищешь между нами сходство? - добродушно усмехнулся Слип, откидываясь на спинку стула и потягиваясь - спина сильно затекла.
-Сходство? – задумчиво произнес Михаэль, и улыбнулся, снова посадив животное к себе на колени, -не знаю, не знаю...Что пишешь? Я не вижу отсюда.
- Новый рассказ, - чуть улыбнувшись, отозвался Мари, продолжая рассматривать Драу, с умилением тискавшего свинку, - когда закончу - покажу.
- Хорошо, - улыбнулся Михаэль. Свинка тихо пискнула, забравшись к нему на плечо, - уже интересно... Слушай, что ты все-таки наговорил организаторам? - Животное запуталось в волосах, Драу, снова тихо и возмущенно запищало, - куда ты ползешь? - Михаэль снял ее с плеча и теперь просто держал в руках.
- Нуууу, - Мари задумчиво отклонился ещё дальше, так что стул остался всего на двух ножках, - я вежливо дал им понять, что музыканты - тоже люди, и что у них тоже имеется право на больничный, - на этот раз улыбка вышла широкой - наблюдать за Драу, когда тот возился со своими питомцами, было одно удовольствие.
Драу тоже в очередной улыбнулся.
- Надолго ли? И восстановится ли голос? - Михаэль задумчиво наблюдал за второй свинкой, копошащейся рядом, - как думаешь? - спросил он, взглянув на Слипа.
- Конечно, восстановится! - Стул ощутимо качнулся, едва не уронив Мари на пол, - не смей даже думать иначе!
- Не делай так, - Драу кивнул на стул, - свалишься еще чего доброго... Я не думаю, я просто предполагаю...
Не выключенная ася на КПК дала о себе знать. Михаэль безразлично взглянул на экран.
- Опять кто-то постучался. Причина авторизации: «авторизуй меня, пожалуйста...хочу просто пообщаЦЦа, ничего личного…» Блин, достали! И откуда узнают только? - Драу отклонил запрос, откинув снова КПК в сторону и взял на руки черно-белую свинку.
- На двадцать-тридцать "draw" в поиске всегда окажется один настоящий, - глубокомысленно заметил Слип, возвращая стул в устойчивое положение.
-Достали! Думают, что мне вот совсем делать нечего, - возмутился Михаэль, - у меня и без того голова болит!
- Вот она - цена славы, - наставительно произнёс Мари, пряча улыбку.
-НАДОЕЛО. Хоть номер аськи меняй... - Драу вздохнул, продолжая развлекаться с животным.
Свинка заинтересованно разглядывала подушку, к чему-то принюхиваясь.
- А поменяй, что тебе стоит, - Мари прикрыл глаза, больше похожий сейчас на сытого, довольного жизнью кота.
Это если не считать того, что глаза его пристально следили за Михаэлем - на всякий случай.
-Я их и так каждую неделю меняю. Уже запутался, где какой. И все равно находят же... зазвонил лежащий неподалеку сотовый. Свинка, сидевшая рядом отскочила в сторону, тихо пискнув. Драу немного удивленно посмотрел на экран, но отвечать не стал.
- Хочешь, я отвечу? - с какой-то почти кровожадной усмешкой предложил Слип, наблюдая за прыгающей свинкой.
-Ээ… Кому? Я не знаю кто это… - Протянул Михаэль, - хотя… Подожди, я сейчас.
Свинка от греха подальше забралась к нему на колени и издалека наблюдала за телефоном.
Драу вышел из комнаты, забрав с собой испугавшееся животное. Вторая же продолжала изучать подушку. Ей было глубоко плевать на то, что происходило.
Мари решил не объяснять, что номера телефонов вычисляются так же элементарно, как и номер аськи, так что просто следовало ответить ему - пара "ласковых слов" - и особо рьяные фанаты больше не пристают.
Михаэль вернулся спустя пол часа с отсутствующим видом.
- Только не спрашивай, что случилось, - бросил он.
- Не буду, - что-то внутри похолодело, - ты ведь сам расскажешь...
На всякий случай Слип поднялся со стула и приблизился к Михаэлю, готовый, в случае чего, удержать его, но тот покачал головой.
-Все... Нормально... - ответил Драу, - просто... Да не важно... Это мои проблемы, - мне надо уйти, - добавил, чуть помедлив, потом быстро вышел из комнаты.
- Стоять! - Едва что не на всю квартиру завопил Слип, мигом рванув за Драу, поскользнувшись на коврике в коридоре и, попытавшись затормозить, врезавшись в друга, едва не уронив его на пол, с трудом успев прислонить к стенке, - тебе выздоравливать надо, - выдавил Мари, хватая ртом воздух.
- Отпусти меня, мне больно, - тихо и спокойно сказал Михаэль, пытаясь освободиться, - а не прийти я не могу. Отпусти меня, - пожалуйста.
- Куда не прийти? - Мари казалось, что Михаэль даже не вырывается, лишь как-то вяло пытается отвести его руки. Может, он сам не хочет идти? Да и куда он дойдёт в таком состоянии?
Чуть отстранившись, но, продолжая крепко удерживать Драу за руки, Слип пристально посмотрел в его глаза.
- Куда ты хочешь уйти?
- Надо. Не спрашивай... - Михаэль снова отвел руки Мари, хватая свой плащ и быстро обуваясь.
- Тебе нельзя! Голос! - Слип пытается удержать его, чувствует, что не сможет.
- Не важно, - как-то растеряно, - не важно... Я… Я вернусь... Наверное, скоро... – Драу говорил, не веря своим словам, не совсем понимая, что вообще говорит, - прости...- он буквально выбежал из квартиры, оставив сотовый дома.
Коротко выругавшись, Мари хватает с вешалки куртку и быстро обувается. Захлопнув дверь - несётся вниз по лестнице, понимая, что катастрофически не успевает, что должен - и не выходит.
Сохраняя дыхание, вылетает на улицу. Михаэля уже не видно. Прислушавшись к чему-то внутри себя, что всегда помогало найти Драу, Мари направился прочь от дома. Он догадался, куда пошел Михаэль, к кому, но все же не до конца верилось, что он еще способен на такое. «Неужели?» - Пронеслось в голове, - «Нет! Нет! Не может быть! Он не мог! Не мог!»

Драу же почти бежал по улице. Вскоре добравшись до нужного дома, буквально влетел в подъезд, поднимаясь почти бегом на седьмой этаж.

"Где ты? Где ты, Михаэль?!"
Если бы мысли можно было слышать, они звучали бы задыхающимся, надрывным воплем.
Ноги сами несли Слипа, но тот всё же смотрел по сторонам, надеясь заметить среди людей хрупкую фигурку Драу. До вечера Слип разбил ноги, облазив весь район и окрестности. Телефон давно разрядился после попыток обзвонить знакомых и друзей Драу. Нигде нет. Нигде...
Он шёл и шёл вперёд, чувствуя, что должен искать...

Михаэль возвращался домой, когда уже давно стемнело. Медленно шел по темной улице. На душе было паршиво. Нехорошие мысли не давали покоя. Свернув на очередную улицу, пошел быстрее, чувствуя сзади быстро приближающиеся шаги.
Людей было, судя по топоту, не меньше пяти-шести.

«Черт. Не хватало еще их», - подумал Драу, ускоряя шаг, затерявшись в темных улицах, и теперь просто пытался выбраться куда-нибудь, куда-нибудь на оживленные улицы, стараясь делать вид, что не замечает идущих сзади людей.

В какой-то момент Слип резко насторожился, почувствовав одновременно и Михаэля и присутствие опасности. Наплевав на всякую усталость, он рванул в ту сторону, выкладываясь до конца.

Когда один из идущих сзади людей окликнул его, Михаэль предпочел пропустить его слова мимо ушей, но тот оказался настойчивым. Недовольно что то проговорив, резко развернув его к себе. Драу так же резко оттолкнул его, сильно испугавшись. Бежать в тяжелых камелотах было сложно, и он чувствовал что его догоняют. Спустя несколько минут его все-таки свалили на землю двое, те, кто решил погнаться. Остальные ушли, решив не заморачиваться погонями.
Михаэль закричал, пытаясь вырваться, но это было почти не реально.

Крик... Совсем рядом. Мари старается из последних сил, наконец, завидев вдалеке несколько фигур. Драу легко было заметить, так что, не сомневаясь ни секунды, Слип рванулся вперёд, снеся одного из держащих Драу парней. Второй тут же бросив Михаэля, направился к слипу. Драу пытался встать, но получилось не сразу. Да и один из напавших тут же грубо свалил его обратно, давая ясно понять, что так просто он не уйдет. Михаэль снова стал вырываться, но не тут то было. Его держали на столько крепко, что было даже дышать трудно... Драу не первого раза смог выдавить из себя жалкое подобие вопроса"что вам надо"ответом было только злорадное хихиканье...
Чёрт!
Руки саднило от столкновения костяшек с чьей-то небритой мордой, кожа давно уже была содрана до крови, но, видимо, силы ударов не хватало...
Тут ещё ушёй достиг сдавленный хрип Михаэля, а потом разум резко отключился, позволяя телу действовать самому.
В себя Мари пришёл, уже, когда сжимал пальцами горло последнего уцелевшего противника. Все живы, но вряд ли скоро смогут двинуться.
- Ты в порядке? - не узнав собственного голоса, Слип склонился перед Драу.
Тот снова пытался встать с земли. Все тело нещадно болело, сам был весь в грязи, а лицо немного оцарапано. Еще не достаточно придя в себя, он не узнал Мари, и в ужасе отполз в сторону, умоляя не трогать его. В темноте еще вдобавок ничего не видел, поэтому перед глазами был только расплывчатый образ. Прижавшись спиной к дереву, закрыл глаза, видимо плюнув на свою судьбу и на то, что с ним будет дальше.
«В любом случае сопротивляться бесполезно», - Пронеслось в голове.
- Михаэль... - имя оцарапало горло. Он очень редко называл друга так. Пусть и шло оно ему, очень шло, а только память твердила своё.
Подойдя чуть ближе, Слип остановился, давая возможность себя разглядеть.
-С...Слип, - заикаясь, проговорил тот, узнав друга, скорее по голосу, глаза хоть и открыл, но мало чего видел из-за текущих слез. Голос дрожал, страх еще не отпускал, а руки от холода почти не шевелились, когда он смахивал с лица слезы, опустив голову.
- Ну вот... - печально улыбнулся Мари, опускаясь рядом с Драу на землю и осторожно поднимая того на руки, - не плачь...
Он осторожно обнял Михаэля, словно пытаясь закрыть от всего мира, и снова поднялся на ноги, удерживая друга на руках - донести его до дома не было проблемой.
-Прости, - тихо и виновато прошептал Драу. В произошедшем винил только себя, а на робкую просьбу отпустить его и дать уйти, знал заведомо что, скорее всего, получит отказ, но все же попросил.
- Теперь - не отпущу, - руки сжались чуть крепче, - я... Боюсь потерять тебя.
Не следовало этого говорить. Только иногда слова срываются сами, не спрашивая. Хоть не знал Мари, как объяснить Драу, что тот за столько времени успел стать Слипу ближе, чем семья.
-П-пожалуйста... От меня одни неприятности. Разве ты не видишь? – продолжал Михаэль, тихо всхлипывая. Горло болело. Отойдя немного от шока, он снова чувствовал боль, сдавленные ранее ребра немного болели и царапина на лице тоже.
- И пусть. Будем справляться с неприятностями вместе, ладно? - Очень хотелось улыбнуться, но ничего, кроме усталой полуулыбки не выходило. Боль Драу стала и его болью.
- Ну зачем я тебе? Без голоса ведь… Если группа распадется, мы тоже вскоре забудем друг друга...-дальше молчал. Не говорил больше ни слова. Сильно закашлялся, буквально давясь слезами, не понятно от чего: то ли от обиды и боли то ли от отчаяния и безысходности.
- Глупый… - это звучало почти ласково. Ну как можно не беспокоиться о нём, таком хрупком?...он же не выглядит на свой возраст, когда плачет. Просто юноша лет девятнадцати. Которого следует оберегать от всего и всех... И от него самого...

Михаэль продолжал твердить свое, но слова было сложно разобрать. Он заикался почти на каждой букве, уткнувшись лицом в куртку слипа. Все попытки успокоиться были безуспешны. Было ужасно обидно и больно, о за что именно понять не мог. Драу чувствовал вину перед Мари и отчаянно шептал извинения. Слип что-то тихо говорил в ответ, что давно простил, что просто хочет, чтобы у Михаэля всё было хорошо, и что тот скоро выздоровеет, и осталось всего лишь дойти до дома. Поднялся ветер. Стало холоднее, только Драу не чувствовал холода, хоть и одет был довольно легко. А для такой погоды даже слишком легко. Пошел мелкий дождь. Михаэль безучастно смотрел на капли. Ему было все равно, что будет дальше. Ветер усилился, обещая грозу. Капли стали крупнее. Драу, кажется, не заметил пошедшего дождя, что он мокнет, что холодно.
Зонта с собой не было. Мари ускорил шаг, чуть крепче прижав Михаэля к себе - чем быстрее они доберутся до дома, тем скорее можно будет удостовериться, что с Драу всё будет хорошо. Можно будет завернуть его в одеяло, напоить тёплым чаем и ждать, пока тот, наконец, уснёт...
Ну, вот, уже дома. Осталось почти немного, дождь лил все сильней, послышались раскаты грома. Михаэль уткнулся лицом в куртку Слипа. Молчал всю дорогу, чувствовал что тот либо злится, либо что-то еще...понять он не мог...сверкнула молния, освещая их фигуры. Вот и подъезд. Драу попросил отпустить его, сказав, что может идти сам.
Горько усмехнувшись, Слип опустил Михаэля на ноги, когда они оказались под навесом подъезда. Теперь можно почти не волноваться. До квартиры - три этажа... Несколько бесконечно-долгих минут. Драу шел сзади, молча слушал, что говорил ему Слип... Винил в произошедшем только себя. Споткнувшись почти у порога, влетел в спину Мари, поднимаясь, тихо проговорил извинения.
Обернувшись, Слип поддержал его за плечи, с улыбкой всматриваясь в тёмные от пролитых слёз глаза.
- Всё в порядке. Главное, ты жив.
Мгновение, чтобы открыть дверь. Ещё несколько - провести Михаэля в коридор и снять с него мокрый плащ... И… Просто застыть, не зная, что делать...
- Спасибо, - очень тихо, сказал Драу, наклоняясь, чтобы снять камелоты. С трудом, справившись, так как пальцы совсем не шевелились от холода, медленно прошел в гостиную.
Слип последовал за ним, словно тень, готовый, в случае чего, подхватить Михаэля, если у того закружится голова.
Убедившись, что тот устроился на диване, быстро направляется в кухню, где ставит чайник и делает крепкий чай.
Драу сидит молча, смотрит перед собой. Свинка сидит у него на коленях, а голове крутятся разные мысли, не дающие покоя. Он слышит отдаленно, как Слип возится на кухне. Через некоторое время встает и, прихватив животное с собой, идет к Мари.
Они сталкиваются в дверях. В руках Слипа две чашки с чаем.
- Вот, - он протягивает одну Михаэлю, потом замечает свинку, - а Еня чай будет? - Это первое, что пришло ему в голову.
.-Он не Еня... - Драу забирает свой чай, чуть улыбнувшись. Свинка стала принюхиваться к пару чая, - спасибо. Судя по его реакции, не откажется... Пойдем в комнату, здесь как-то холодно...
- Значит, Беня - всё время их путаю, - улыбнулся Слип, - ему тоже чашку?
В комнате действительно было теплее...
-Мари, я же просил, - Михаэль снова улыбнулся, погладив свинку. Дальше не знал, что сказать и как вообще завязать разговор. Молча грел руки об горячую кружку.
- Ладно, ладно, молчу, - клавишник рассмеялся, пусть даже тихо, но этот звук разогнал пустоту.
Момент, и он уже устроился рядом на диване, делая глоток чая из своей кружки.
- Ну, так что там с повестью?
Драу вдохнул, спуская с плеча Йэнса.
-Пока не очень. Сегодня только две главы. Я не в состоянии я писать.... А петь… Тем более, - он убрал мокрые пряди волос с лица, - и еще сегодня попался...
- Ничего, - Слип сходил за полотенцем - вытереть волосы Михаэля, - времени прийти в себя у тебя теперь достаточно. Главное, выздоравливай.
- Угу… Легко сказать... – Драу удобно устроился на диване. Выпил-таки свой чай, потом лег. Свинка тут же пристроилась рядом. Вторая же неугомонно и ревниво пищала в клетке.
- Сделать труднее, знаю, - Слип проявил великодушие и вытащил второго зверька из клетки. Вытерпел укус за палец и донёс Беню до Михаэля.
- Спасибо, - Драу улыбнулся, взяв животное на руки, - не сильно укусила?
Шумная свинка тут же упокоилась, но стоило Михаэлю ее отпустить, как она тут же запуталась в его волосах, и недовольно пискнула. Драу, перевернувшись на спину, посадил ее к себе на грудь и убрал волосы назад. Второй зверек перебрался туда же.
- Я привык, - усмехнулся Мари, усевшись за столом, перед ноутбуком, задумчиво рассматривая Михаэля и его питомцев.
Драу забавлялся со зверьками, кажется на время, забыв обо всем на свете, даже о том, что холодно, что весь мокрый и выглядит черти как. Его отвлек звонок мобильного, который потом чуть не полетел в стену. На звонок Михаэль ответил, говорил не долго и короткими фразами. Неожиданный вызов, кажется, немного вывел его из себя или расстроил.
-Нет, ну организаторы офигели! - Коротко бросил он, занявшись снова своими морскими свинками.
- Что случилось? - Мари мгновенно напрягся, готовый едва, что не ехать бить морды.
-Да опять за свое взялись. Типа не могут позже чем через четыре дня, - недовольно, - ты не скачи, успокойся, - Драу почувствовал волнение Слипа, - черт с ним, с этим альбомом и концертом, кстати, тоже. Я не знаю уже КАК ИМ ОБЪЯСНЯТЬ,ЧТО НЕ МОГУ Я! - Последние слова он просто прокричал. Свинки прижали ушки, боязливо посматривая на хозяина, который продолжал кричать, - ЕСЛИ ТАКИЕ ТУПЫЕ, ТО Я НЕ ВИНОВАТ! С МЕНЯ ХВАТИТ! «РЕШАЙТЕ СРАЗУ, БУДИТЕ СОТРУДНИЧАТЬ ИЛИ НЕТ?» - передразнил он того с кем говорил, - ЗАВТРА ИМ ОТВЕТ НУЖЕН. А ТО НЕ ВИДНО!!!
- Не будем, - решительно произнёс Мари, поднимаясь из-за стола, подходя к Михаэлю и приобнимая его ладонями за плечи, - не будем сотрудничать. И не кричи - голос сорвёшь.
Плана не было. Никаких идей вообще. В таком состоянии можно творить, но не принимать решения. Однако именно решать и было надо.
-Надоело. Каждый день одно и тоже. Хотя с другой стороны, они можно сказать единственные, - Драу пытался успокоиться, но не очень то получалось, - петь сейчас... Да легче повеситься! И вообще я... - дальше не договорил, сильно закашлявшись.
- Сейчас ты не будешь петь, - это звучит, как можно серьёзней, - мы что-нибудь придумаем.
-Интересно, что? - Одновременно удивленно, обреченно и раздраженно, спросил Михаэль, - мне уже ничего не хочется, потому что нет никакого толка и смысла. Ни от них, ни от меня тем более, - последнее было сказано тихо и с грустью
- Тебе надо отдохнуть, - Мари опускается на пол у ног Драу и пристально смотрит ему в глаза.
Тот вздохнул, прикрыв глаза.
- Вряд ли поможет... - теперь говорить или кричать было больно, - надоело все... – смотрит на свои руки, которые были изрядно поцарапаны от недавнего падения.
Слип берёт его ладони в свои, печально улыбаясь.
- Жертвы искусства, - задумчиво произносит он.
Михаэль чуть улыбнулся.
- Да... В прямом смысле этого слова... – произнес он грустно и задумчиво. Опустил голову, волосы закрыли лицо. Больше не говорил ни слова. Снова о чем-то задумался. Свинки удобно устроились рядом с ним. Одна даже порывалась залезть на колени, но у нее мало что получалось, а Драу никак не реагировал на ее попытки. Просто сидел молча, не шевелясь и опустив голову.
Мари осторожно устроился подбородком на коленях Михаэля, не пытаясь заглядывать в лицо, просто показывая, что он рядом, поддерживая.
Почему-то сейчас Драу очень напоминал ему персонажей из его историй...
Спустя несколько минут Михаэль вернулся в реальность. Причиной тому был истеричный визг Йэнса. Драу вздрогнул, взяв животное на руки.
-Извини, задумался... - Он виновато взглянул на Слипа.
- Ничего, - ответом ему была мягкая улыбка.
Наконец поднявшись с пола, Мари потянулся и устроился на диване - под боком у Драу, всем своим видом показывая, что не намерен отсюда куда-то двигаться.
Тот, не долго думая, снова разлегся, положив голову ему на колени, и снова принялся развлекаться со своими зверями.
- Ну и видок, наверное, у меня сейчас? - бросил Михаэль, посмотрев на Мари снизу вверх.
- Нормальный, - улыбнулся Слип, проведя осторожно рукой по волосам Драу, - хрупкий и ранимый. И непричёсанный. Но милый.
Хотелось добавить ещё много разного, но слова как-то путались, не желая складывать в связные предложения.
- Жуть... - протянул Михаэль, отводя взгляд в сторону, пытаясь представить то, что сейчас творится у него на голове.
- ...С глазами, - не удержался Мари, продолжая в задумчивости перебирать запутанные волосы Драу.
.
-О чем думаешь? - Михаэль улыбнулся, продолжая смотреть на Слипа
Одна из свинок задремала, а вторая снова запуталась в его волосах.
- О тебе, - несчастное животное было вынуто из волос и возвращено владельцу, успев всё же цапнуть Слипа за палец. Привычному Мари оставалось только вздохнуть.
-Бессовестная... - Драу погладил свинку по мордочке, - обо мне? - Немного удивленно, - интересно... Не поделишься мыслями? - он чуть улыбнулся, положив голову поудобней.
- Да вот думаю, что если с тобой что-то случится, в моей жизни не будет смысла, - абсолютно искренне отозвался Слип.
Михаэль же, в свою очередь, абсолютно искренне вылупился на него, слегка обалдев.
- Но... Я думал... Думал иначе... - Смущенно и виновато, - почему? Почему не будет? Я никто тебе. Всего лишь группа... - дальше замялся, продолжая смотреть на Мари немигающим взглядом, просто не зная, как сказать дальше.
- Глупый... - задумчивая полуулыбка словно застыла на лице, - не "просто группа", а очень важный человек.
Что ещё сказать? Мари не знал. Потому что никогда раньше ему не приходилось говорить подобное.
-Эээ... Ну может и так... - Драу задумчиво смотрел вверх, потом все-таки сказал, - да со мной каждый раз что-нибудь случается... Другой бы на твоем месте не выдержал... Как ты только терпишь меня?
Улыбка стала чуть шире.
- Не терплю, а воспринимаю. Спокойно. Потому что ты - яркий. Бесконечно яркий. Не вписывающийся в эту реальность. Ты пришёл оттуда, где оживают твои истории.
Всё... Сказано... Хотя сказано не всё...
Михаэль несколько секунд молча смотрел на Слипа, не зная, что ответить. Так и не найдя что сказать, просто сильнее прижался к нему, вывернувшись, чтобы обнять.
-Не бросишь... Правда? - Очень тихо произнес Драу.
- Правда, - и он тоже обнял Михаэля, крепко, но осторожно прижимая к себе.

01:34 

бред 14, старый совместный рассказ...не закончен...(продолжение)

Другом не зови ни труса, ни лжеца
_____________________________________________________________________

(ПРОПУЩЕН КУСОК!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!(начало 2 части) )

________________________________________________________________________


Драу улыбнулся, продолжая смотреть Слипу в лицо, обнимая одной рукой.
-ты есть то будешь? А?
- А что есть? - мгновенно встрепенулся Слип, глядя на Драу горящими глазами
Михаэль засмеялся.
- Конечно есть. А ты удивлен? - Драу не думал подниматься, - зато ты проснулся при слове "еда"...
- Не удивлён, - Мари рассмеялся, покрепче прижав Драу к себе, - просто прияаааатно...
-Спасибо, - Михаэль улыбнулся, - ты и так со мной намучался за все время, - Драу замолчал, чуть прикрыв глаза.
- Ничего, - всё так же улыбаясь, Мари дунул Михаэлю в ушко.
Тот, мысленно послав посуду куда подальше, прижался к мари, не собираясь никуда уходить. Его мало заботило, что они сидят на полу в дверном проеме, и то, что давно пора заново разогревать еду и кормить голодного Слипа.
Впрочем, Мари был готов про эту самую еду забыть, особенно при условии, что сложившаяся ситуация его вполне устраивала.
Драу удобней устроился на коленях у Слипа, но все-таки спросил, ради приличия, открыв один глаз.
-Ты есть точно не пойдешь? - После чего снова закрыл глаза
Слип изобразил усиленную работу мысли, после чего обнял Михаэля покрепче и улыбнулся.
- Думаю, с этим можно подождать.
Тот, чуть улыбнувшись, кивнул, потягиваясь на руках Мари, все-таки спать еще хотелось...
«Нужно было мне в этом чате, когда рядом такое…» - Подумал Драу.
- Тебе хоть удобно? - заботливо, продолжая улыбаться, спросил Слип, осторожно поддерживая Михаэля за плечи, эдак ненавязчиво прижимая покрепче к себе.
- Угу, - отозвался тот, обнимая Мари и тряхнув головой, отгоняя сон. волосы тут же упали на лицо, - блин, - Драу убрал их назад.
Стало как-то по-доброму смешно. Мари попытался поправить волосы Михаэля, чтобы те больше не спадали на глаза, но в итоге только запутался пальцами в роскошной михаэлевской гриве...
Драу взял его за руку, осторожно выпутывая пальцы из волос .в итоге на голове навели полный шухер. И лучше бы Михаэль не видел себя в зеркало. Драу заметил, что Мари, глядя на него, улыбается, едва сдерживая смех. Спросив у него, чего он ржет? Получил в ответ только сдавленное "Нет, нет ничего..."
Действительно, повода не было, только на душе отчего-то стало безмерно тепло.
Чуть склонив голову, Слип уткнулся носом в плечо Михаэля, всё так же продолжая улыбаться и обнимать растрёпанное чудо в своих руках.
-Мари, что с тобой? - Драу не понимал, что это со Слипом произошло? Обычно раньше такого не было, - а? - он погладил его по голове и, запустив пальцы в его волосы, чуть сильнее прижал к себе.
- Всё в порядке, просто... - Подбирать слова было сложно, - рад, что с тобой всё хорошо...
Ну, как объяснить словами то, что рвётся из души, что сбивает дыхание.
Как сказать человеку, что до безумия за него волнуешься, что без него слишком не возможно жить?
- Что со мной может случиться? Я уже неделю дома сижу, - протянул Михаэль и еще раз провел рукой по голове Мари, видно совсем забыв про недавние попытки покончить с собой, - не переживай ты так...
- Постараюсь, - прикосновения успокаивали. Будь Слип котом, он давно бы уже мурлыкал, прищурив глаза. Представив, как бы это выглядело, Мари не выдержал и рассмеялся, пытаясь сквозь смех объяснить Михаэлю причину хохота.
Драу, поняв, наконец, о чем говорил слип, тоже засмеялся, представив эту картину.
- С тобой не соскучишься, - Михаэль уткнулся в плечо Мари, продолжая смеяться.
- Дааа, - довольно протянул тот, обнимая Драу ещё крепче, - а за ушком почешешь?
Михаэль, продолжая улыбаться, уже двумя руками обнял Слипа, чуть касаясь кожи холодными пальцами, провел за его ухом, смотря в глаза.
Тот старательно замурлыкал, прикрыв глаза. Прикосновения оказались более чем приятными. Захотелось надолго замереть в этом мгновении...
Михаэль улыбнулся, касаясь губами щеки Мари, прошептал:
-Ты замечательный, - и сильнее обнял его, положив голову ему на плечо, продолжая гладить по голове.
Чуть ошарашенный, Слип промолчал, благодарно склонив голову.
Драу всегда остаётся собой. Когда смеётся и когда грустит. Когда поёт и когда что-то быстро печатает на компьютере, прикусив уголок губы... Он всегда остаётся собой и всегда является тайной.
Михаэль молчал, просто не зная что сказать. Мари действительно много для него делал. Сколько раз вытаскивал из переделок...Драу задумался...
Наконец Слип решил, что сидеть на холодном полу всё же неудобно, а в гостиной есть замечательный диван. Не долго думая, он с лёгкостью подхватил Михаэля на руки и донёс до гостиной, после чего, так и не отпуская его, устроился на диване, ехидно улыбаясь.
Драу не ожидав такого, едва не взвизгнул, вцепился в Мари, потом снова удобно устроился на коленях Слипа.
-Напугал... - Выдохнул он, улыбнувшись и обняв его. Волосы снова упали на лицо, только сейчас Драу было на них все равно.
- Извини, - на губах против воли снова расплылась довольная улыбка. Чуть испуганный, Михаэль был очень милым.
-За что? - не понял Драу, вопросительно уставившись на Мари, - неужели я такой смешной? А? - Михаэль тоже улыбнулся
- За то, что напугал, - улыбка стала ещё капельку шире, - не смешной, - рука сама дёрнулась поправить растрёпанные волосы Драу, - милый...
-Надо же... - протянул тот и разлегся на диване, утягивая Слипа за собой, держа его холодными пальцами за руку, а второй обнимая за шею.
Лежать рядом оказалось даже удобнее, чем держать Михаэля на коленях. Только оставалась лёгкая тревога, что тот замёрз - тонкие пальцы были холоднее, чем обычно.
Осторожно поймав одну из рук в свои ладони, Мари поднёс её к лицу, согревая дыханием.
Драу провел пальцами по его щеке, чувствуя горячее дыхание. прижался к Слипу, продолжал обнимать, даже не думая отпускать. Было хорошо. Слишком хорошо...
Если бы прямо сейчас Мари сказали, что если он не отпустит Михаэля, то случится конец света, Слип бы просто послал говорившего куда подальше.
Единственное, что он мог, это крепко обнимать Драу, осторожно гладя пальцами по спине.
Михаэль молчал, задумчиво перебирая волосы мари, потом закрыл глаза, уткнувшись в его плечо.
Почему он раньше не замечал, что Михаэль настолько хрупкий? Что, если его осторожно обнимать, то можно словно спрятать от жестокого мира?
И что на этом диване вполне могут уместиться двое, если только прижаться поближе, если только не отпускать.
-Я, правда, так нужен тебе? - Наконец спросил Драу и тут же понял, что сейчас получит от Мари, когда тот метнул на него недовольный взгляд. Михаэль опустил голову, так что волосы совсем закрыли лицо.
- Конечно! - Голос звучал чуть обиженно, словно Драу сомневался в прописной истине, - разве может быть иначе? Или стоит как-то доказать?
-Прости, прости, молчу... - Виновато отозвался Михаэль, не поднимая головы, - я дурак. Знаю.
«Теперь мари обидится».
Ну, вот как на него можно сердиться?
- Не дурак, - он ласково погладил Драу по волосам, - просто слишком сомневаешься в людях...Во мне можешь не сомневаться...
Михаэль поднял голову, виновато взглянув в глаза Слипа.
- Я... Я не... - дальше не договорил, - ты теперь обидишься на меня, да? Опять я довел тебя своими глупостями, - Драу замолчал и отвел взгляд в сторону, тихо вздохнув.
- Не довёл, - Мари тихо рассмеялся, чуть прищурив глаза, - я терпеливый.
И он обнял Михаэля покрепче, чтобы тот не смел, сомневаться в искренности слов.
- Да, - согласился тот, - другой бы давно бы послал, - последние слова были сказаны с грустью, - ну, хотя не будем о грустном., - Драу снова обнял Слипа и провел пальцами по голове
Мари задумчиво мурлыкнул, решив до конца дня изображать довольного жизнью кота, и покрепче обнял Михаэля. Тепло, спокойно... Сейчас ещё и грустные мысли послать подальше - вообще замечательно будет...
-Ты сегодня грустный какой-то, - предположил Драу, продолжая гладить его по волосам, - что-то случилось?
- Скорее задумчивый, - чуть улыбнулся Слип, - всё в порядке... Только отпускать тебя не хочу.
-Не отпускай, - прошептал Михаэль, - не отпускай... Я не хочу уходить... - он прикрыл глаза, переворачиваясь на спину. Рука соскользнула вниз.
Сложно было не оказаться нависшим над Драу. Он, всё же, казался слишком хрупким. Да и лежать рядом с ним так тоже оказалось удобно, особенно если осторожно обнять за талию... Если ненароком коснуться губами шеи...
Почувствовав легкое прикосновение на шее, Драу открыл глаза, чуть улыбнулся, и, не удержавшись, прижал Мари к себе, касаясь его губ своими.
Дыхание перехватило. От удивления, от волны ощущений, как-то сразу нахлынувших, что захлестнули с головой. Хотя кто мог сомневаться в исходе? И целовать Михаэля оказалось восхитительно приятно...
Драу уже не отдавал отчет себе в том, что творит. Сильнее прижимая Слипа к себе, продолжал целовать, не желая отпускать. Что-то несвязно шептал. Дыхание сбилось, пальцы зарылись в его волосы. Глаза закрыты.
Мари сам попустил момент, когда начал отвечать, когда руки суматошно заскользили по спине Михаэля, когда закрылись глаза, а разум и вовсе реши ненадолго отключиться, предоставив Слипу самому разбираться.
На мгновение, оторвавшись от поцелуя, Драу затуманенным взглядом посмотрел на Мари, снова прижимаясь к его губам, чувствуя что скоро окончательно потеряет над собой контроль, полностью отдавшись Слипу.
- Михаэль... - дыхание сбивалось, говорить было сложно, но, пока эти глаза не поглотили без остатка, ещё следовало что-то сказать. Мари был не против, нет, он просто сознавал одно: сам Драу после будет об этом жалеть.
- Что? - Прошептал тот, отстраняясь от Слипа, но не думая отпускать его, - что такое? - Он пытался восстановить дыхание, потихоньку приходя в себя.
Что следовало сказать? Он мог только промолчать, крепче прижимая Михаэля к себе. Слов не было, так что оставалось надеяться, что Драу поймёт всё без них.
Тот вздохнул, отстраняясь от Мари, но продолжал обнимать.
- Не хочешь? - Это прозвучало немного с сожалением, но Михаэль все же улыбнулся
- Не сейчас, - совсем тихо, почти извиняясь. Но - обещание, что - однажды - да.
-Как скажешь, - Драу немного виновато улыбнулся, выбираясь из под Слипа. И пытаясь привести себя в порядок. Правда, руки и ноги совсем не слушались. Михаэль буквально выползал из-под Мари.
Тот осторожно отодвинулся в сторону, виновато склонив голову. Он просто не знал, как извиниться... И извиняются ли в такой ситуации?
-ты что? - Драу был слегка удивлен. Сел рядом, снова обнял, - тебе так прям не понравилось? Что такой убитый сидишь?
- Наоборот... - с трудом произнёс Слип, глядя на Михаэля виноватыми глазами, - слишком понравилось...
-Тогда почему? - Драу еще больше удивился, - хотя можешь не говорить... Это твое дело.
- Просто... «Чёрт, слова, да где вы?!»…не сейчас...
Мари едва, что не заикался.
- Хорошо, хорошо, - Михаэль видел, что тот не может ничего объяснить, - не говори. Мне понятно и так, - Драу чуть улыбнулся, - все в порядке?
Мари молча кивнул. Казалось, он сейчас рухнет перед Драу на колени...
-Да что с тобой?? - Михаэль уже испугался, - Мари! Ну чего ты?
- Я такой идиот, - он пристально смотрит в глаза Драу, - понял, насколько ты важен мне лишь тогда, когда почувствовал, что могу тебя потерять, - слова наконец прорвались и теперь Мари не мог успокоиться, выговаривая всё то, что накипело на душе. Всё то, о чём он переживал. Он говорил о том, как ему больно, если с Михаэлем что-то случается... Он чувствовал, что пора замолчать, но не мог.
Драу молча слушал его, уже с ногами забравшись на диван, и смотрел на него просто ошарашено, изредка хлопая ресницами. Такого поворота событий он явно не ожидал. Не думал даже. Он чувствовал себя виноватым перед Слипом. Но внимательно слушал, не перебивал, ждал пока тот скажет все.
Наконец дыхания просто перестало хватать, и Мари опустился на пол, склонив голову.
- Прости, - сиплый голос прорезал повисшую тишину.
-За что? - Еще больше удивился Михаэль, - за то ,что я постоянно куда-нибудь влипаю? - он погладил его по голове, - не нужно. Встань, пожалуйста, - попросил Драу, - иди лучше поешь, а то иначе вообще встать не сможешь.
- Хорошо, - Слип с трудом поднялся, всё так же глядя в пол.
- Мари, ну что ты? - Михаэль снова обнял его, - ну перестань, пожалуйста... Я, прямо даже не знаю, что сказать... Честно... Виноватым оказался я, а не ты.
- Обними меня, - совсем тихо, - «Чёрт, Слип, да что ты творишь?!»
Драу чуть сильнее прижал его к себе, погладив по спине.
Мари порывисто прижался ближе, почти подхватывая Михаэля на руки.
- Ты... Чудо... Ты - мой наркотик... Моё Топливо...
Драу чуть улыбнулся, уткнувшись Слипу в плечо, продолжая обнимать, просто не зная, что ответить.
А тот просто замер, прикрыв глаза, продолжая обнимать своё хрупкое чудо...
Наконец Михаэль все-таки поднял голову, посмотрев Мари в лицо, пытаясь понять о чем он сейчас думает... Целоваться больше не лез, хотя так хотелось, но раз сказано «не сейчас», значит не сейчас...
Долгие минуты казались единственным настоящим счастьем в этом мире... Но... Всё же ничто не длится вечно. Пришлось отступить от Драу, уже спокойно глядя ему в глаза. главное - он рядом.
Тот молчал, послушно отпустив его. Слов просто не было. Он не знал, что ответить и просто смотрел на Слипа.
- Так... – Мари, наконец, попытался разрядить ситуацию, постаравшись выглядеть едва что не весело - кто-то вроде завтрак обещал...
- Ага... - отозвался Михаэль, потом снова замолчал, не совсем понимая чего от него хотят. стоял «как ежик в тумане» до тех пор пока Слип не тряхнул его за плечо со словами «есть хочу». Драу подскочив на месте, наконец, соизволил уйти с Мари на кухню и таки покормить его...


Драу уже минут сорок не мог нормально наложить грим, постоянно получалось не так. Мысли не давали покоя. Ведь перед концертом было так мало репетиций! Хоть и песни были все те же, но все равно Михаэль нервничал. Результатом тому стал неровно накрашенный глаз. Пришлось красить заново. До выхода оставался целый час, но Драу казалось, что не успеет... А еще линзы вставлять...
- Ну что ты? - уже собранны Мари, которому оставалось только надеть плащ, прислонился к дверному проёму и сочувственно посмотрел на Михаэля. Потом подошёл ближе и пригляделся к тому, какими движениями тот накладывает грим, - да у тебя руки дрожат! А ну давай я накрашу...
Более привычный к карандашу, он, тем не менее, смог накрасить Драу более аккуратно, после чего развернул его лицом к зеркалу.
- Ну вот, теперь красиво...
- Да... Спасибо... - как-то растеряно отозвался Михаэль, - черт, мне еще линзы одеть надо, - он резко вскочил, едва не запутавшись в плаще, и буквально убежал в ванную одевать свои линзы. Вышел только спустя пятнадцать минут и снова сел перед зеркалом, теперь уже надевал ошейники и все остальное. Руки все еще не слушались, в голове крутились песни.
Мари всё так же стоял у него за спиной, погружённый в свои мысли. Кончики пальцев покалывало в предвкушении долгого выступления.
Техника уже погружена, он даже уже ездил сегодня в клуб, где будет концерт... Оставалось только, чтобы с Драу было всё в порядке. Потому он и вернулся.
Наконец, закончив, Михаэль встал и повернулся к Мари.
- Все, пошли.
До клуба было ехать не более пятнадцати минут. они еще успевали, но Драу казалось что опоздают, поэтому он буквально вытолкал слипа за дверь.
Тот усмехнулся, какой-то кривоватой, но ласковой улыбкой и внезапно на пару мгновений взял Михаэля за руку.
- Не смей волноваться. Всё хорошо...
И - дорога до клуба. На машине, поднимающей фонтаны брызг из покрывших дорогу за считанные минуты луж.
А потом Слип ведёт Драу до входа, укрыв своим плащом - они забыли зонт, а грим мог потечь...
в гримерке клуба Михаэль снова устроился перед зеркалом, поправляя грим, одновременно повторяя слова первой песни. Сделав недовольное лицо, когда кто-то стал курить, попросил не курить при нем. Организатор извинился и вышел. Драу снова принялся за свой внешний вид. До выхода осталось пол часа. Со стороны сцены уже доносились визги и крики, смешанные с музыкой. Михаэль, наконец, закончив с лицом, застегнул плащ, откопал свою библию, нашел в ней нужные страницы, слова которых он выучил уже наизусть. Но все равно нервно повторял их.
Пора было выходить. Мари задержался ещё только на пару секунд - осторожно обнять Драу за плечи - в тот момент он казался бесконечно растерянным, совсем юным и очень хрупким.
- Пошли?
-Пошли, - ответил тот. Так перед выходом он не нервничал никогда. Однако как только он вышел на сцену под дикий вой зала, стал понемногу успокаиваться. И когда уже «дочитывал» последние строчки, успокоился совсем. Первая песня прошла отлично, если не считать того, что особо ярая поклонница пыталась схватить его за край плаща, но охрана ее быстро успокоила.
Мари украдкой улыбался, наблюдая за тем, как гибкая фигура, почти скрытая тёмными складками плаща, движется по сцене, не переставая петь, изгибаться...жить.
Именно на сцене Михаэль жил...
Но - пришло время продолжать и, когда стихли оглушительные вопли, Мари, запустил трэк второй песни, готовясь аккомпанировать.

Драу, окончательно пришедший в себя, теперь уже не замечающий никого и ничего, просто пел.
На «Белом пепле» едва не свалился в зал, на «Любимом немце» мило огрел наглую готессу плеткой, на «Фетишизме» улыбнулся Слипу...
Мари поймал его взгляд и ласково улыбнулся в ответ, без слов пропевая слова следом за Михаэлем. Они всегда - навсегда будут дуэтом. И поют они тоже вместе...
"...мы такие же точно, как вы - фетишисты..."
Когда закончилась песня, Драу подошел на свой страх и риск к самому краю сцены, чтобы взять цветы, в голове промелькнуло «а что если?» Он оглянулся на Мари, который возился с ноутбуком. Потом пособрал все букеты, свалив их в одну кучу, покидав рядом все остальное. Пока ждал следующего трэка, пообщался с готами...
Следующая мелодия с наложенными тяжёлыми, торжественными аккордами, не заставила себя ждать.
"Раб".
Мари, словно уйдя в транс, плавно нажимал клавиши синтезатора, закрыв глаза и застыв, что, казалось, движутся только кисти рук и пальцы
неожиданно для него Михаэль подошел к нему и, пристально смотря ему в лицо, начал петь, потом после первого припева положил ему одну руку на плечо, а вторую на талию, притянул к себе для поцелуя. угадав верную реакцию Мари, что тот будет в легком шоке, страстно поцеловал, едва ли не снимая с него плащ, не прекращая поцелуя и не обращая внимания на зал.
Ещё несколько аккордов руки жили своей жизнью, на автомате скользя по клавиатуре, но затем Мари обнял Михаэля в ответ, позволяя музыке пожить немного без них... Ровно долгий, но сейчас - недостаточно - проигрыш...
Губы Драу отрываются от его губ, и вдруг кажется, что дыхания не хватает.
Глаза лихорадочно горят в почти кромешной темноте зала. Он - в объятиях Михаэля. И отчего-то тот молчит, чуть улыбаясь тонкими губами, с которых стёрся грим...
И в какой-то момент пальцы возвращаются на синтезатор - с первым аккордом второго куплета мари начинает петь. Драу держит микрофон около его рта, второй рукой обнимая аранжировщика за талию, и улыбается...
Допев последний припев, Михаэль снова коснулся его губ своими, совершенно на обращая внимания на обалдевший зал. Ему было на них все равно. Драу снова притянул Мари к себе, скидывая с него плащ. Руки скользнули к ремню брюк. Он медленно начал расстегивать их, закрыв Слипа собой так, что зал не мог видеть, что именно он делает.
"Что же ты делаешь..." - Мысль проскользнула и исчезла где-то в отголосках музыки. Потому что руки сами по себе продолжали какую-то немыслимую мелодию.
Поймав губами, последний поцелуй Михаэля, Слип прислонился к ледяной шершавой стене, оказавшейся за спиной, продолжая музыку, запрокинув голову и закрыв глаза.
"безумны...мы оба - безумны..."
Легкие поцелуи возвращали его к реальности. Драу ни на секунду на сомневался в ответе слипа ,когда спросил «хочешь?», Продолжая целовать он начал расстегивать первые пуговицы его рубашки и в конце концов опустился перед ним на колени.
Тихое "да" почти потерялось в шорохе одежды. Тишины не было. Была - музыка. И почему-то окончательно сбившееся дыхание.
Михаэль едва заметно и довольно улыбнулся, чувствуя возбуждение мари. Началась аранжировка и песне «Птицы». Драу будто специально дразнил слипа и ничего не делал...
Время растянулось на долгие секунды, на отдельные ноты...
"чёрт..."
Эмоции уходят сквозь касания - в музыку. Спустя три долгих мгновения Михаэль начнёт петь...
Драу не спешил закончить все быстро. Важнее было доставить Слипу удовольствие. Вцепившись в его бедра руками, он просто делал медленные и нежные движения ртом, чувствовал, как руки Мари схватили его за плечи, но даже не думал прекращать. Проведя кончиком языка по всей длине его члена, он снова обхватил его губами, продолжая движения, прикрыв глаза.
Ощущений кружили голову.
Стало разом наплевать на всех и вся - он давно забыл, где они находятся.
Остались только мучительно-сладкие движения Михаэля, от которых хотелось выть в голос...
Продолжая движения, он чувствовал встречные, заставляющие увеличить темп. Драу поддался тому ритму, что задавал Мари. До сознания долетали, какие то крики из зала, только на них было плевать. Даже на то, что завтра или сегодня вечером фото и видео будут в Интернете....
"Только не останавливайся..."
Руки безвольно падают с плеч Михаэля. За его спиной - синтезатор. Пальцы ненароком задевают клавиши.
Они сами, они оба - музыка...
Все еще не прекращая движений, Драу почувствовал, что тот кончил. Еще несколько размеренных движений и все. Михаэль вытер губы и лицо, стараясь не смазать оставшийся грим. И ему это почти удалось. Медленно поднявшись на ноги, он, чуть улыбнувшись, посмотрел в лицо Слипа.
С трудом открыв глаза, сфокусировав их на лице Михаэля, Мари улыбнулся ему в ответ, просто не в силах ничего произнести.
А выступление закончить было надо. Драу снова обнял его, давая прийти в себя и понять, что произошло и где он. В зале не переставали мигать вспышки камер. Михаэль отвернулся от них, поворачиваясь к мари лицом.
За спиной Драу колыхалось неопределённое тёмное море.
Несколько раз моргнув, Мари улыбнулся.
- Пой... Для меня...
Последний трэк... "Пленники режима"
Тот послушно кивнул, отошел от слипа, подобрав с пола микрофон, снова вышел петь. И удивлению зала пел «пленники режима». Но уже стоял лицом к Мари. В конце песни произнес «я тебя люблю» на немецком. Снова встав перед ним на колени.
Мари вышел из-за синтезатора и протянул ему руки, поднимая на ноги, пристально глядя в глаза.
- Und Ich liebe Dich... (и я тебя люблю...)
Прошлое осыпается белым пеплом…
Кое-как доиграв концерт, Драу «убежал» со сцены почти сразу. Подальше от дурацких расспросов. С трудом прорвавшись в гримерку, буквально упал на стоящий у стены диван.
Слипу пришлось чуть сложней, но, наткнувшись на абсолютно ледяной взгляд синих глаз, особо любопытные отступили.
Разобравшись с размонтировкой техники, он дошёл до гримёрки, откуда охрана уже разогнала любопытствующих, и тихо постучал в дверь.
- Входи, - отозвался Драу, сняв плащ в котором было ужасно жарко. Ошейники душили, Михаэль с трудом расстегнул их, кидая рядом.
Мари вошёл в комнату и замер у двери.
- Как ты? - Глупый вопрос, первый сорвавшийся с языка.
- Отлично, - улыбнулся Драу, снимая последний ошейник.
- Точно? - беспокойство не уходило из глаз Слипа.
- Точно. Точно. Ремень застегни только, - снова улыбнулся Михаэль.
Мари едва не покраснел, быстро застёгивая ремень. Это насколько же тут привычные ко всему люди, если он в таком виде успел пару "указаний" техникам дать, а никто не отреагировал?
Драу, как ни в чем не бывало, сидел и смотрел на него. Потом распустил волосы и принялся распутывать их.
- Помочь? - Мари подошёл ближе.
Он давно знал, что волосы для Михаэля были больной темой - расчесать их в одиночку было проблематично.
- Давай, - согласился тот, продолжая расчесывать свой хвост, - блин, че за фигня в них? Кто меня обсыпал?
Мари сел рядом, забирая у Драу расчёску, и принялся осторожно распутывать длинные, окрашенные гримом волосы, стараясь не дёргать.
- Где грим можешь и не пытаться, только расческу сломаешь, - протянул Михаэль.
В дверь кто-то отчаянно ломился. Драу повернул голову в сторону шума.
- Ну, вот опять... - сказал он, - ну чего им надо... Сказали же «позже»...
- Им нужна... - Мари распутал очередную прядь - сенсация, наверное. Задолбали.
Захотелось пойти и набить кому-нибудь морду.
- Хм... - Михаэль задумался, - будет им сенсация, только не сейчас, дайте хоть в себя прийти...И сегодня я останусь на автэпати, - добавил он чуть помедлив.
Снова стук в дверь Драу захотелось выйти и послать фОнатов...
- На что останешься? - расчёска едва не застряла в волосах.
- Эээ... Ты удивлен, что я останусь? - Михаэль был слегка удивлен, повернулся в сторону Слипа, выпутывая расческу из волос, - а что тут такого? Думаю, все только рады будут...
- Наверно... но ты уверен, что всё в порядке?
Мари не знал, как сказать: "я не смогу защитить от косых взглядов. Не хочу, чтобы ты переживал"
-Ну да... А что? Что-то не так? - Михаэль взглянул в лицо Слипа, - слушай, они уже достали там за дверью...
- Ну, давай прогоню - Мари уцепился за возможность не отвечать, - а вообще, нам пора...
И он первый двинулся к двери, приготовившись, в случае чего, даже дать кому-нибудь в морду.
- Куда ты их прогонишь? все равно придут, - улыбнулся Драу, подходя к мари, - раз пора, то пошли. И не дай бог хоть один вопрос по поводу моего пола будет...-задумчиво протянул он.
Слип улыбнулся и, повинуясь внезапному порыву, осторожно обнял Михаэля.
- Поверь, я им отвечу за тебя... - он покосился на видавшие виды камелоты, в которых выступал
- Да? Ну, спасибо... - Драу в ответ обнял его, чуть улыбаясь, - если в очередную готессу или гота полетит что-нибудь, что будет у меня в руках я не виноват..., - Михаэль сделал недовольную мордашку.
- Не стоит. Не утруждай себя, - наконец чуть отстранившись, Мари резко распахнул дверь и застыл, словно телохранитель, готовый убивать, если кто-то посмеет тронуть Драу.
Но толпа расступилась, образуя узкий коридор, по которому можно было пройти только по одному, и Слип неотступно следовал за Михаэлем, закрывая его спину, как будто им могло что-то угрожать.
Драу прошел не много. Его остановила толпа людей, среди них были готы, панки и металлисты. Почти все девушки, которые просто закидали Михаэля вопросами по поводу того что он творил на сцене. Драу был готов их прибить. Проигнорировав их прошел дальше. По пути все же давал автографы, но был не особо разговорчив. Одному панку, чуть не дал в морду, когда тот решил пошутить...Но его оттащили от «злостного шутника».Наконец миновав толпу они наконец дошли до места.
Ещё чуть-чуть, и Мари бы пожалел, что не может убить этих людей.
Он сожалел, что не может оградить Михаэля от них... И в тот момент, когда толпа закончилась, вздохнул с явным облегчением.
Как только Драу вошел в помещение, на него накинулись девушки солистки со словами «Че так долго?». Обе были уже изрядно пьяные. Михаэль отговорился, что не пускали фОнаты. Наорал на одну из них за курево, а у второй забрал пиво.
Мари пока просто прислонился к стене, наблюдая за оказавшимся в своей стихии Драу. Пока его вмешательство не требовалось
Девушка слегка прифигела, но ничего не сказала. Просто взяла новую бутылку. А вторая огрызнулась гролом и взяла новую сигарету и встала курить около окна. Драу несколькими глотками выпил пиво, что очень удивило всех. Казалось, что злой Михаэль еще и курить пойдет, но не пошел.
Мари стал наблюдать пристальней. Он понял, что ему сегодня выпить не грозило: не в том состоянии был Драу. Значит, хоть Слипу придётся сохранить трезвую голову, так что аранжировщик выпил стакан ненавистной минералки и продолжил наблюдение.
После третьей бутылки Михаэль был «я в говно» и уже успел перезнакомиться со всеми. И уже пристать ко всем подряд. Потом перевел взгляд на Мари со словами «не надоело просто стоять?» одна из солисток подошла к Слипу, утаскивая его в общую «кучу»
Мари вздохнул и опустился на диванчик между вокалисткой той Воронежской группы, чьё название вылетело из головы, и Драу, которого уже изрядно шатало.
- Что с тобой? - спросил тот, - отбиваясь от второй девушки, которая отбирала у него пиво, - да блин, не дам я тебе пиво! - Не выдержал он, - сам хочу!
солистка дернула его за хвост со словами: "Противный" на что чуть не была облита пивом. Драу ответил ей: "Сама такая нехорошая", после чего оба заржали.
- Кажется, тебе хватит, - Мари осторожно, но настойчиво, отобрал у Михаэля бутылку, ненароком обнимая того одной рукой за плечи.
- Че? - Драу попытался снова забрать бутылку, но безуспешно, - Слип...-протянул он положив ему одну руку на колено. Одна из девушек, выпустив дым изо рта, улыбнулась, подумав: «Ну началось...»
- Мари... - Михаэль поднял голову. Получилось так, что он смотрел на Слипа снизу вверх. И почти свалившись ему на колени.
- Что? - совсем тихо спросил тот, не сильно представляя, что ему делать. Хотелось просто обнять это хрупкое создание и позволить ему отдохнуть, но вот чего хотел сам Драу?
- Ты издеваешься? – Почему-то спросил тот, обнимая Мари. Пиво окончательно дало по мозгам и сейчас он не понимал, что в наглую целует Слипа, не задумываясь, что в комнате полно народу.
Вика подавилась дымом со словами: «Ни хера себе!», а Оля протянула: «Бля». Михаэль уже почти сидел на коленях Мари, едва ли не заваливая его.
Возразить, что не издевается, уже не было времени, поэтому оставалось только осторожно обнять Драу, чтобы удержать его хотя бы в условно-вертикальном положении, как-то спонтанно покрепче прижимая к себе и абсолютно искренне отвечая на его поцелуй.
- Мише больше не наливать... С него хватит.. - Вика снова затянулась, наблюдая за происходящим.
Еще секунда и Михаэль начнет раздевать Слипа, совершенно не задумываясь, где он.
"Фига себе концерт", - подумала Вика.
Драу потянулся к вороту рубашки Мари, начиная расстегивать пуговицы, не отрываясь от поцелуя.
Оторваться от его губ хотя бы на секунду было слишком сложно, но дело принимало серьёзный оборот.
Прикинув остатками сознания, сколько прошло времени, Слип решил, что толпа уже разошлась, так что, не медля, подхватил Михаэля на руки, вынес из помещения.
Идти с целующим тебя парнем на руках оказалось сложновато, но всё же Мари удалось добраться до гримёрки и не столкнуться ни с кем.
-Я надеюсь, что они еще вернутся... - Предположила Оля.
- Ничего, выловим, - вика допила свое пиво, - ехать-то нам все само вместе.
Музыканты сидели в шоке....
Михаэль не сразу понял, что сделал Слип. И только оказавшись в тишине, до него дошло, что теперь они действительно одни.
Наконец вздохнув спокойно, Мари осторожно опустил Драу на ноги, всё ещё придерживая за талию и пристально глядя в тёмные, не скрытые линзами глаза.
Михаэля слегка унесло в сторону, хорошо, что Слип держал его, а то Драу точно бы упал. Он не сразу понял, где находится. Непонимающе взглянул на Мари. На лице было написано «и что? Какого?» Грим был слегка размазан. Михаэль тряхнул головой, пытаясь хоть немного прийти в себя, но от такого движения его еще сильнее занесло. Не устояв, он свалился на Слипа, тихо выругавшись.
Вздохнув, Мари удержал Михаэля за плечи, а потом осторожно усадил на стул. Посмотрел чуть осуждающе.
Первый раз он видел Драу настолько пьяным.
Тот сначала сидел и смотрел в пол, потом поднял голову, посмотрев Слипу в лицо, перед глазами все плыло. Образ Слипа был виден очень не четко. Михаэль молчал. Голова начинала болеть, а мрачные мысли о прошлом возвращаться.
Мари сел рядом со стулом на пол, обеспокоено глядя на Драу.
- Как ты? - голос был полон тревоги, - может, поедем домой?
- Куда? - Хрипло ответил Михаэль, прикрыв глаза и откинув голову назад, - никуда не хочу... Ничего... Ничего не хочу... - Перед глазами стояла черная пелена, а голова кружилась.
Невольно вспомнилось недавнее выступление. Драу пытался понять, что делал на сцене, но мысли не хотели связываться. Вставали только расплывчатые образы.
Вздохнув, Слип поднялся на ноги и осмотрел гримёрку. В углу находилась небольшая раковина, из неплотно закрытого крана капала вода.
Намочив платок, Мари вернулся к Михаэлю и принялся прохладной тканью стирать с его лица грим.
Тот дернулся от холода, резко вставая.
- Что ты делаешь?! - Вскрикнул он, ошалело, посмотрев на Слипа. Голова закружилась, и Драу едва не упал на пол.
- Сиди, - вздохнув, Мари удержал Михаэля от падения, - просто тек тебе будет получше. Голова ведь кружится.
- Не надо. Сам могу, - Михаэль с трудом поднялся, и пока дошел до раковины. Несколько раз его заносило в сторону. Несколько минут он просто стоял и смотрел на себя в зеркало, прежде чем до него дошло, что надо умыться и помыть голову.
Слип следил за ним обеспокоенным взглядом, готовый в любую минуту подхватить Драу на руки или просто удержать.
Спустя час Михаэль все-таки закончил, намочив плащ почти полностью. Только это его мало волновало. Алкоголь даже не думал его отпускать. И казалось, что его развезло еще сильнее.
Драу снял мокрый плащ, а сам свалился на диван, с волос еще капала вода, намочив еще и рубашку. Казалось, что Михаэль не чувствовал совсем ничего, даже того что было холодно и того что уже весь мокрый.
Тихо выругавшись, Мари подскочил к нему, вытирая волосы заранее прихваченным полотенцем (которое сам Михаэль всегда брал на концерты).
- Ну что ты делаешь? - Обеспокоено вопрошал аранжировщик, вытерев, наконец, волосы и сняв с Драу мокрую рубашку, натягивая на него свой свитер, - простудиться решил?
- Что? - Михаэль не совсем понимал, что от него хотят, - ты что творишь? - Он затуманенным взглядом смотрел на Слипа. Волосы упали на лицо. Драу убрал их в сторону, - мне не холодно. Причем здесь «простудиться?» Здесь жарко.
- Жарко?! - голос стал совсем обеспокоенным. Самому Мари, оставшемуся в одной рубашке, было не то, чтобы холодно, но не сильно приятно.
Хотя температуры у Михаэля не было. Скорее, просто опьянение.
- Да, - ответил тот, смотря куда-то сквозь аранжировщика - а что? - Драу потянуло напиться еще сильнее, от грустных мыслей, которые не давали уже покоя. Поэтому он попытался встать, что удалось ему не с первого раза. Стараясь сохранять равновесие, пошел обратно.
- Ты куда? - опомнился Слип, бросаясь следом и нагнав Михаэля только у двери.
- Пить, - коротко и грустно ответил тот, держась за дверную ручку, почти повернув ее. Не оборачиваясь и не смотря в сторону Мари, добавил, - приду не скоро.
- Стоять! - Почти крикнул тот, а затем добавил, обеспокоено, - думаю, тебе хватит.
- Чего хватит? - Драу обернулся, - отстань, а, и так плохо.
Руки резко опустились. Невидящим взглядом Мари смотрел в спину Михаэля.
Тот вышел, споткнувшись на пороге и медленно пошел туда где пьянка была в самом разгаре.
Мари был вынужден последовать за ним, чувствуя, как разрывается от тревоги сердце. Было плохо. Но сил, чтобы выпить чего-то, не оставалось.
Первое, что услышал Драу было: «Наконец-то!» Михаэль молча ушел в свой угол к двухлитровой бутылке крепкого пива. Хотелось еще и курить, но остатками не замутненного разума понимал, что ему нельзя... Но однако желание, после выпитой половины бутылки пива, взяло верх. Остальная часть пива была выпита вместе с сигаретами. Драу уже не отдавал отчет своим действиям и не задумывался о последствиях. Ушел в себя. Сидел молча с сигаретой в руке, изредка затягиваясь.
Хотелось ругаться!
Слип смотрел на Михаэля и понимал, что сейчас его вмешательство только повредит. Наконец, не выдержав, он поймал за руку более трезвую из вокалисток воронежской группы, Вику, вроде и сказал:
- Помоги. Ему нельзя пить!
Первые слова ее были, когда она посмотрела в сторону Драу: «Ой, бля!...Он че с дуба?!» Она подлетела к Драу и обматерив его, забрала сигареты и пиво, на что получила ответную порцию мата. Вокалистка обалдела, но все-таки спихнула его к слипу со словами «Что это с ним? Что случилось?» Михаэль молчал.
- Он... - Мари тоже не нашёл, что ответить, вместо этого непроизвольно прижал Драу к себе и сказал Вике, - вызови такси. Его надо домой
- Щас... - Девушка взяла сотовый телефон и вышла. Вернувшись через пару минут, сказала: «Через пол часа у входа...Блин...ну что с тобой?» - Она посмотрела на никакого Михаэля, который почти лежал на Мари, уткнувшись лицом ему в плечо.
- Он же почти не пьёт, - пояснил Слип, печально вздохнув.
- Мда... Почти... Да он... Он уделался так, что не сразу отпустит...
- И что мне теперь с ним делать? - давно привычный к алкоголю, Мари действительно не представлял, что делать с вокалистом, у которого наутро будет жестокое похмелье, - кефирчиком отпаивать?
Девушка хохотнула.
- В кефире тоже градусы есть... Пусть лучше поспит... Честно, я даже сама не знаю... Давно это было... Первый раз... Я спала, а потом крепкий кофе... Ну таблетки жрала еще... - она выдохнула, - пойду, покурю...
- Спасибо, - Мари с трудом удерживался от того, чтобы просто подхватить то и дело сползающего на пол Драу на руки.
Михаэль нашел взглядом сигареты и снова буквально уполз к ним. Отбрыкиваясь от слипа, подкурил.
- Тебе же нельзя! - он сумел отобрать у Михаэля сигарету и всё же встряхнуть его за плечи, - ты это понимаешь?
- Нет... - Тихо сказал Драу, смотря в лицо мари, - Что такое? - Потом добавил еще тише, - оставь меня...
- Не могу, - удержать, не дать навредить себе, - тебе надо отдохнуть.
Михаэль закрыл глаза, снова сползая вниз, произнес:
- Не хочу... Не могу...
- Можешь.
Вика, наконец, машет - пришла машина. Так что Драу всё же подхватывают на руки и сажают в такси - до дома пятнадцать бесконечно-долгих минут.
Михаэль всю дорогу молчал и сидел, опустив голову, закрыв лицо руками. Волосы сбились вперед. Водитель спросил, что случилось, на что Драу предпочел промолчать, и только покачал головой.
Наконец - дом. И привычная дорога по лестнице. Отпустить Михаэля - на мгновения, необходимые для того, чтобы открыть замок.
Прихожая, скинуть куртку.
Можно продолжать жить.
Не раздеваясь и не разуваясь, Драу сполз по стене вниз и опустил голову, думая о чем-то.
- Так, это не дело, - Слип осторожно поставил его на ноги и помог разуться, - иди спать... Завтра всё будет хорошо.
Михаэль смотрел на него едва не плача, но ничего не сказал и не двинулся с места. Да и идти никуда не хотелось.
- Ты что? - всё же голос целиком заполнился беспокойством за Драу.
- Я... Я ... Не ... Да хотя ... Забудь... - Михаэль медленно ушел на кухню.
Мыслей не осталось. Теперь на пол уже сполз Мари. Эмоции выгорели.
Драу сидел молча, смотрел куда-то в пустоту. Мысли не давали покоя. Он теперь совсем не знал, что ему делать. Михаэль безнадежно был влюблен в Мари. Но прекрасно понимал, что это глупо, что взаимности он вряд ли добьется, но уже ничего не мог с собой поделать.

03:44 

Другом не зови ни труса, ни лжеца
Я влюбился в этого котЭ!!!

03:49 

Другом не зови ни труса, ни лжеца
Блять, вот делать нехрена совсем... Лежу, несу бред, думаю чем заняться и кого куда послать...:crzdance: дневник - великая вещь! это круче контакта в сто раз!!! и мне тут определенно нравится))):crzdance:

@музыка: тишина и редкие крики гопоты за окном...суки, чтоб они подохли!!!

@настроение: ебнутое

...мысли...воспоминания...

главная